Валерий Брюсов
БИБЛИОТЕКА ПОЭЗИИ    
Стихотворения 1893 г.
Осеннее чувство
Стихотворения 1894 г.
Колумб
На журчащей Годавери
Предчувствие
Стихотворения 1895 г.
«Давно ли в моем непокорном уме...»
Мучительный дар
На острове Пасхи
«Позвать ко мне на крестины...»
После грез
«Свиваются бледные тени...»
Сонет к форме
Творчество
Стихотворения 1896 г.
«Есть что-то позорное в мощи природы...»
«и, покинув людей, я ушел в тишину...»
«Как царство белого снега...»
«Не плачь и не думай...»
Отреченье
По поводу Chefs d'Oeuvre
«Последний день...»
«Холод ночи; смерзлись лужи...»
«Четкие линии гор...»
Юному поэту
«Я действительности нашей не вижу...»
Стихотворения 1897 г.
Ассаргадон
«Еще надеяться - безумие...»
По поводу Me eum esse
Стихотворения 1898 г.
Данте
Краски
Обязательства
Психея
Разоренный Киев
Сказание о разбойнике
Халдейский пастух
«Я знаю беглость Ночи и Зимы...»
«Я люблю большие дома...»
Стихотворения 1899 г.
Александр Великий
Братьям соблазненным
В дни запустении
Женщине
Клеопатра
Мы
«Мы к ярким краскам не привыкли...»
О последнем рязанском князе Иване Ивановиче
«С неустанными молитвами...»
Скифы
Я
Стихотворения 1900 г.
Возвращение
Данте в Венеции
Зимние дымы
К портрету М. Ю. Лермонтова
К самому себе
К. Д. Бальмонту
«Мой разум! ты стенами строгими...»
Отрады
Раб
«Ребенком я, не зная страху...»
Русские символисты
Старый викинг
«Я имени тебе не знаю...»
Стихотворения 1901 г.
3. Н. Гиппиус
Братья бездомные
«Вот брошен я какой-то силой...»
Каменщик
Мальчик
Мечтание
Наполеон
«По улицам узким, и в шуме, и ночью, в театрах...»
Побег
Помпеянка
Работа
Сонет
Терцины к спискам книг
У себя
Фабричная
Хмель исступленья
Стихотворения 1902 г.
L’ennui de vivre
В ответ
Венеция
«Дивный генуэзец! как нам стали понятны...»
Искатель
К. Д. Бальмонту
Лестница
На скачках
Навет Illa in alvo
Нить Ариадны
Ночь
Последнее желанье
«С каждым шагом всё суровей...»
У земли
«Я много лгал и лицемерил...»
Стихотворения 1903 г.
Блудный сын
В Дамаск
В раю
Вячеславу Иванову
Каменщик
Кинжал
Конь блед
Мир
Младшим
Париж
Стихотворения 1904 г.
В полдень
Гребцы триремы
К согражданам
Медея
Орфей и аргонавты
Приветствие
Слава толпе
Тезей Ариадне
Фонарики
Стихотворения 1905 г.
Антоний
Ахиллес у алтаря
Близким
Грядущие гунны
Довольным
Духи огня
«Желтым шелком, желтым шелком...»
Знакомая песнь
Из песен Мальдуна
К народу
К счастливым
Лик Медузы
«Меня, искавшего безумий...»
«На площади, полной смятеньем...»
Одному из братьев
Паломникам свободы
Ранняя осень
«Ужель доселе не довольно?...»
Цепи
Цусима
Юлий Цезарь
Стихотворения 1906 г.
Вечерний прилив
К Медному всаднику
Монах
Начинающему
Сумерки
Хвала человеку
Холод
Стихотворения 1907 г.
Век за веком
Встреча
Городу
Дух земли
Поэту
Сеятель
Служителю муз
Усталость
Флореаль 3 года
Стихотворения 1908 г.
Дедал и Икар
Кому-то
На форуме
Наш демон
Опять в Венеции
Сходные решения
Энеи
Стихотворения 1909 г.
В моей стране
Зерно
«Я знал тебя, Москва, еще невзрачно-скромной...»
Стихотворения 1910 г.
К финскому народу
«Не так же ль годы, годы прежде...»
По меже
Стихотворения 1911 г.
В ответ тому, кто предложил мне выбор
«В полях забытые усадьбы...»
«Веселый зов весенней зелени...»
Египетский раб
«Идут года. Но с прежней страстью...»
К моей стране
Покорность
Поэт - музе
Родной язык
Смерть Александра
«Снова, с тайной благодарностью...»
«Я жить хочу! хочу печали...»
Стихотворения 1912 г.
Sed non satiatus
Земле
Летом 1912 года
Памятник
Певцу слова
Портрет
При электричестве
Признание
Стихотворения 1913 г.
Баллада воспоминаний
Гарибальди
Единоборство
Иматра
«Когда я, юношей, в твоих стихах мятежных...»
«Опять мой посох приготовлен...»
Сын земли
Три кумира
«Я в море не искал таинственных Утопий...»
Стихотворения 1914 г.
Больше никогда
Всхождение
Детские упования
Западный фронт
Круги на воде
На лыжах
Орел двуглавый
Польше
Последний путь
Последняя война
Старый вопрос
Эллису
Юношам
Стихотворения 1915 г.
«В моей душе, как в глубях океана...»
В цыганском таборе
Завет Святослава
К Армении
К стальным птицам
Любимые мелочи
Польша есть
«Я устал от светов электрических...»
Стихотворения 1916 г.
Афинский поденщик говорит
К армянам
К Петрограду
Мое упорство
Тайна деда
Стихотворения 1917 г.
Библиотеки
В мартовские дни
Зов автомобиля
Максиму Горькому в июле 1917 года
О себе самом
Освобожденная Россия
Парус и чайка
Пока есть небо
Последние поэты
Потоп
Работа
Революция
Тридцатый месяц
Стихотворения 1918 г.
Библия
В горнем свете
Краткий дифирамб
Мировой кинематограф
«Над призраками и действительностью...»
«Народные вожди! вы - вал, взметенный бурей...»
«О, фетовский, душе знакомый стих...»
Пророчества весны
«Слепой циклон, опустошив...»
Ученик Орфея
«Я - междумирок. Равен первым...»
Стихотворения 1919 г.
«Великое вблизи неуловимо...»
Инвектива
«Пора! Склоняю взор усталый...»
Только русский
Труд
«Что день, то сердце все усталей...»
«Я доживаю полстолетья...»
Стихотворения 1920 г.
А. В. Луначарскому
Будь мрамором
В первый раз
В такие дни
К русской революции
Мятеж
Нам проба
«Не довольно ль вы прошлое нежили...»
Октябрь 1917 года
Парки в Москве
«Пусть вечно милы посевы, скаты...»
Романтикам
России
Третья осень
«Я вырастал в глухое время...»
Стихотворения 1921 г.
Груз
Грядущий гимн
Одно лишь
Оклики
Серп и молот
Смотреть в былое
Советская Москва
Стихотворения 1922 г.
Будущее
Загадка сфинкса
Красное знамя
Мир электрона
Молодость мира
Над картой Европы 1922 г.
Новый синтаксис
Принцип относительности
Стихи о голоде
Хвала зрению
Стихотворения 1923 г.
Вариации, на тему Медного всадника
Два крыла
Мысленно, да!
Не память
Пятьдесят лет
«Развертывается скатерть, как в рассказе о Савле...»
У Кремля
Штурм неба
Стихотворения 1924 г.
Dolce far niente
Зсфср
Как листья в осень
Ленин
Магистраль
После смерти В. И. Ленина

Брюсов Валерий Яковлевич

Брюсов Валерий Яковлевич (1 (13) декабря 1873, Москва — 9 октября 1924, Москва) — русский поэт, прозаик, драматург, переводчик, литературовед, литературный критик и историк. Один из основоположников русского символизма.

Валерий Брюсов в Москве, в купеческой семье. Дед по отцу был крепостным крестьянином помещика Брюса. Отец родился (в 1848 г.) тоже крепостным. Позднее в 1859 дед, разбогатев на торговле, откупился от господ, занялся торговлей, был купцом и довольно успешно. Переехал из Костромы в Москву, приобрёл дом на Цветном бульваре. В этом доме поэт родился и жил до 1910 года. Отец этих способностей деда не унаследовал, принужден был по смерти деда торговлю бросить и перейти в сословие мещан. Дед по матери, А. Я. Бакулин, был лебедянский мещанин; будучи самоучкой, он увлекся литературой, писал и отчасти печатал стихи (особенно басни) и рассказы (фамилией Бакулин Брюсов подписывал некоторые свои сочинения).

Отец Брюсова, Яков Кузьмич Брюсов (1848—1907), сочувствовал идеям революционеров-народников; публиковал стихотворения в журналах; в 1884 Яков Брюсов отослал в один из московских журналов написанное сыном «Письмо в редакцию», описывавшее летний отдых семьи Брюсовых.

Увлёкшись скачками, отец заинтересовал скачками и сына, первая самостоятельная публикация которого (в журнале «Русский спорт» за 1889 год) представляет собой статью в защиту тотализатора. Родители мало занимались воспитанием, большее внимание в семье Брюсовых уделялось «принципам материализма и атеизма», поэтому Валерию лишь строго запрещалось читать религиозную литературу («От сказок, от всякой «чертовщины», меня усердно оберегали. Зато об идеях Дарвина и принципах материализма я узнал раньше, чем научился умножать», — вспоминал Брюсов). При этом других ограничений на круг чтения юноши не накладывалось, поэтому среди «друзей» его ранних лет были как литература по естествознанию, так и «французские бульварные романы», книги Жюль Верна и Майн Рида и научные статьи — словом «всё, что попадалось под руку». При этом будущий поэт получил хорошее образование — он учился в двух московских гимназиях (с 1885 по 1889 в частной классической гимназии Ф. И. Креймана, в 1890—1893 — в гимназии Л. И. Поливанова; последний — великолепный педагог — оказал значительное влияние на юного поэта); в последние гимназические годы Брюсов увлекался математикой, это увлечение сохранилось у него и позднее.

Писать Брюсов начал очень рано, еще ребенком, сочиняя (еще печатными буквами) стихи, рассказы и научные, статьи. Уже в 13 лет Брюсов связывал свою будущую жизнь с поэзией. Самые ранние известные стихотворные опыты Брюсова относятся к 1881 году; несколько позднее появились первые его рассказы. В пору обучения в гимназии Креймана Брюсов сочинял стихи, занимался изданием рукописного журнала. В отрочестве Брюсов считал своим литературным кумиром Некрасова, затем он был очарован поэзией Надсона. Более регулярно Брюсов стал печатать свои произведения после 1894 г., когда появилось первое маленькое собрание стихов. После того ежегодно Брюсов выпускал не менее, как по книге, иногда по две, по три год. Среди этих книг - сборники стихов, сборники рассказов, драмы, романы, научные исследования, собрания статей и длинный ряд переводов в стихах и прозе.

К началу 1890-х наступила пора увлечённости Брюсова произведениями французских символистов — Бодлера, Верлена, Малларме. «Знакомство в начале 90-х годов с поэзией Верлена и Малларме, а вскоре и Бодлера, открыло мне новый мир. Под впечатлением их творчества созданы те мои стихи, которые впервые появились в печати», — вспоминает Брюсов. В 1893 он пишет письмо Верлену, в котором говорит о своём предназначении распространять символизм в России и представляет себя как основоположника этого нового для России литературного течения. Восхищаясь Верленом, Брюсов в конце 1893 создаёт драму «Декаденты. (Конец столетия)», в которой рассказывает о недолгом счастье знаменитого французского символиста с Матильдой Моте и затрагивает взаимоотношения Верлена с Артюром Рембо.

В 1890-х годах Брюсов написал несколько статей о французских поэтах. В период с 1894 по 1895 он издал (под псевдонимом Валерий Маслов) три сборника «Русские символисты», куда вошли многие из его собственных стихов (в том числе под различными псевдонимами); большая их часть написана под несомненным влиянием французских символистов; помимо брюсовских, в сборниках широко были представлены стихотворения А. А. Миропольского (Ланга), друга Брюсова по гимназии Креймана, а также А. Добролюбова, поэта-мистика, Н. Новича (Н.Н. Бахтина), Эрла Мартова (А.Э. Бугон), Г. Заронима (А.В. Гиппиус) и В. Хрисонопуло. В третьем выпуске «Русских символистов» было помещено брюсовское однострочное стихотворение «О закрой свои бледные ноги», быстро обретшее известность, обеспечившее неприятие критики и гомерический хохот публики по отношению к сборникам. Долгое время имя Брюсова не только в мещанской среде, но и в среде традиционной, «профессорской», «идейной» интеллигенции ассоциировалось именно с этим произведением — «литературным коленцем» (по выражению С. А. Венгерова). С иронией отнёсся к первым произведениям русских декадентов Владимир Соловьёв, написавший для «Вестника Европы» остроумную рецензию на сборник (Соловьёву принадлежат также несколько известных пародий на стиль «Русских символистов»).

В 1893 году Брюсов поступил на историко-филологический факультет Московского университета. Основной круг его интересов в студенческие годы — история, философия, литература, искусство, языки. В юности Брюсов увлекался также театром и выступал на сцене московского Немецкого клуба; здесь он познакомился с Натальей Александровной Дарузес (выступала на сцене под фамилией Раевская), ставшей вскоре возлюбленной поэта (первая любовь Брюсова — Елена Краскова — скоропостижно скончалась от чёрной оспы весной 1893; ей посвящено множество стихотворений Брюсова 1892—1893 г.); любовь к «Тале» Дарузес Брюсов испытывал до 1895 года.

В 1895 году появился на свет первый сборник исключительно брюсовских стихов — «Chefs d’oeuvre» («Шедевры», посвященный Миропольскому); нападки печати вызвало уже само название сборника, не соответствовавшее, по мнению критики, содержанию сборника (самовлюблённость была характерна для Брюсова 1890-х; так, к примеру, в 1898 поэт записал в своём дневнике: «Юность моя — юность гения. Я жил и поступал так, что оправдать моё поведение могут только великие деяния»). Мало того, в предисловии к сборнику автор заявляет: «Печатая свою книгу в наши дни, я не жду ей правильной оценки ни от критики, ни от публики. Не современникам и даже не человечеству завещаю я эту книгу, а вечности и искусству». Как для «Chefs d’oeuvre», так и вообще для раннего творчества Брюсова характерна тема борьбы с дряхлым, отжившим миром патриархального купечества, стремление уйти от «будничной действительности» — к новому миру, рисовавшемуся ему в произведениях французских символистов. Принцип «искусство для искусства», отрешённость от «внешнего мира», характерные для всей лирики Брюсова, отразились уже в стихотворениях сборника «Chefs d’oeuvre». В этом сборнике Брюсов вообще — «одинокий мечтатель», холодный и равнодушный к людям. Иногда его желание оторваться от мира доходит до тем самоубийства, «последних стихов». При этом Брюсов беспрестанно ищет новые формы стиха, создаёт экзотические рифмы, необычные образы.

В следующем сборнике — «Me eum esse» («Это я», 1897) Брюсов незначительно прогрессировал сравнительно с «Chefs d’oeuvre»; в «Me eum esse» автор всё ещё видится нам холодным мечтателем, отстранённым от «внешнего» мира, грязного, ничтожного, ненавидимого поэтом. Период «Chefs d’oeuvre» и «Me eum esse» сам Брюсов впоследствии называл «декадентским». Наиболее известное стихотворение «Me eum esse» — «Юному поэту»; оно и открывает собой сборник.

В юношеские годы Брюсов уже разрабатывал теорию символизма («Новое направление в поэзии органически связано с прежними. Просто новое вино требует новых мехов», — пишет он в 1894 молодому поэту Ф. Е. Зарину (Несвицкому)).

Окончив в 1899 году университет, Брюсов целиком посвятил себя литературе. Несколько лет он проработал в журнале П. И. Бартенева «Русский архив». Во второй половине 1890-х годов Брюсов сблизился с поэтами-символистами, в частности — с К. Д. Бальмонтом (знакомство с ним относится к 1894; вскоре оно перешло в дружбу, не прекращавшуюся вплоть до эмиграции Бальмонта) стал одним из инициаторов и руководителей основанного в 1899 С. А. Поляковым издательства «Скорпион», объединившего сторонников «нового искусства».

В 1897 году Брюсов женился на Иоанне Рунт. Она была спутницей и ближайшим помощником поэта до самой его смерти. После смерти Брюсова она стала хранителем его архива и издателем наследия мужа.

В 1900 году в «Скорпионе» был издан сборник стихов «Tertia Vigilia» («Третья стража»), открывший новый — «урбанистический» этап творчества Брюсова. Сборник был посвящён К. Д. Бальмонту, значительное место в сборнике занимает историко-мифологическая и урбанистическая поэзия. Характерной чертой поэтики Брюсова с этого периода становится стилевая всеохватность, энциклопедизм и экспериментаторство, он был ценителем всех видов поэзии. Стилизации самых разных поэтических манер, русских и иностранных (вплоть до «песней австралийских дикарей») — излюбленное занятие Брюсова, он готовил даже антологию «Сны человечества», представляющую собой стилизацию (или переводы) поэтических стилей всех эпох. Эта черта творчества Брюсова вызывала наиболее поляризирующие критику отклики; сторонники его (прежде всего символисты, но и такие акмеисты-ученики Брюсова, как Николай Гумилёв) видели в этом «пушкинскую» черту, «протеизм», знак эрудиции и поэтической мощи, критики (Юлий Айхенвальд, Владислав Ходасевич) критиковали такие стилизации как знак «всеядности», «бездушия» и «холодного экспериментаторства».

В 1903 году выходит поэтический сборник Брюсова «Urbi et Orbi» («Граду и миру»). В нем Брюсова вдохновляют уже не синтетические образы; всё чаще поэт обращается к «гражданской» теме. Классическим примером гражданской лирики (и, пожалуй, наиболее известным в сборнике) является стихотворение «Каменщик». Для себя Брюсов выбирает среди всех жизненных путей «путь труда, как путь иной», дабы изведать тайны «жизни мудрой и простой». Интерес к реальной действительности — знающей страдания и нужду — выражается в «городских народных» «частушках», представленных в разделе «Песни». «Песни» написаны жизненно, в «лубочной» форме; они привлекли к себе большое внимание критики, отнёсшейся, однако, к этим произведениям большей частью скептически, назвав «фальсификацией» «псевдонародные частушки» Брюсова.

Великодержавное настроение времён Русско-японской войны 1904—1905 годов (стихотворения «К согражданам», «К Тихому океану») сменились у Брюсова периодом веры в непременную гибель урбанистического мира, упадок искусств, наступление «эпохи ущерба». Следующим сборником Брюсова стал «Stephanos» («Венок»), написанный во время самых ожесточённых революционных событий 1905 года (вышел в декабре 1905); сам поэт считал его вершиной своего поэтического творчества. В нём ярко расцветает гражданская лирика Брюсова, начавшая проявляться ещё в сборнике «Urbi et Orbi». Только циклы «Из ада изведённые» и «Мгновения» посвящены любви. Брюсов поёт «гимн славы» «грядущим гуннам», прекрасно понимая, что они идут разрушить культуру современного ему мира, что мир этот обречён и что он, поэт, — его неотрывная часть. Брюсов, происходивший из русского крестьянства, находившегося под «барским гнётом», был хорошо знаком с сельской жизнью. Крестьянские образы возникают ещё в ранний — «декадентский» — период брюсовской лирики.

В эти годы особенно значительной становится организаторская роль Брюсова в русском символизме и вообще в русском модернизме. Возглавляемые им «Весы» стали самым тщательным по отбору материала и авторитетным модернистским журналом. Брюсов оказал влияние советами и критикой на творчество очень многих младших поэтов, почти все они проходят через этап тех или иных «подражаний Брюсову». Он пользовался большим авторитетом как среди сверстников-символистов, так и среди литературной молодёжи, имел репутацию строгого безукоризненного «мэтра», творящего поэзию «мага», «жреца» культуры и среди акмеистов (Николай Гумилёв, Зенкевич, Мандельштам) и футуристов (Пастернак, Шершеневич и др.). Брюсов также принимал активное участие в жизни Московского литературно-художественного кружка, в частности — был его директором (с 1908). Сотрудничал в журнале «Новый путь» (в 1903 стал секретарём редакции).

Журнал «Весы» прекращает выходить в 1909; к 1910 активность русского символизма как движения снижается. В связи с этим Брюсов прекращает выступать как деятель литературной борьбы и лидер конкретного направления, занимая более взвешенную, «академическую» позицию. С начала 1910-х годов он уделяет значительное внимание прозе (роман «Алтарь победы»), критике (работа в «Русской мысли», журнале «Искусство в Южной России»), пушкинистике. В 1913 поэт переживает личную трагедию, вызванную мучительным для обоих романом с молодой поэтессой Надеждой Львовой и её самоубийством. В 1914, с началом Первой мировой войны, Брюсов отправился на фронт военным корреспондентом «Русских ведомостей». Следует, также, отметить рост патриотических настроений в лирике Брюсова 1914—1916 годов. 1910—1914 и, в особенности, 1914—1916 годы многие исследователи считают периодом духовного и, как следствие, творческого кризиса поэта. С попыткой выйти из кризиса и найти новый стиль исследователи творчества Брюсова связывают такой интересный эксперимент поэта, как литературную мистификацию — посвящённый Надежде Львовой сборник «Стихи Нелли» (1913) и продолжившие его «Новые стихи Нелли» (1914—1916, остались не изданными при жизни автора). Эти стихи написаны от лица увлечённой модными веяниями «шикарной» городской куртизанки, своего рода женского соответствия лирического героя Игоря Северянина, поэтика обнаруживает — наряду с характерными приметами брюсовского стиля, благодаря которым мистификация была скоро разоблачена — влияние Северянина и футуризма, к появлению которого Брюсов относится с интересом.

Брюсов приветствовал Октябрьскую революцию. После 1917 Брюсов активно участвовал в литературной и издательской жизни Москвы, работал в различных советских учреждениях. В 1917-19 гг. возглавлял комитет по регистрацию печати, заведовал Отделом научных библиотек и литературным отделом Наркомпроса, а в 1920 году вступил в Коммунистическую партию. А уже через год создает и возглавляет Высший литературно-художественный институт - предтечу Литературного института. Также преподавал в Коммунистической академии и в Институте слова. А в 1923 он был даже избран Почетным председателем редакционной коллегии общества филателистов. Принимал активное участие в подготовке первого издания Большой советской энциклопедии (являлся редактором отдела литературы, искусства и языкознания; первый том вышел уже после смерти Брюсова). В 1923, в связи с пятидесятилетним юбилеем, Брюсов получил грамоту от Советского правительства, в которой отмечались многочисленные заслуги поэта «перед всей страной» и выражалась «благодарность рабоче-крестьянского правительства».

Несмотря на все свои стремления стать частью наступившей эпохи, «поэтом Новой жизни» Брюсов стать так и не смог. В 1920-е годы (в сборниках «Дали» (1922), «Mea» («Спеши!», 1924)) он радикально обновляет свою поэтику, используя перегруженный ударениями ритм, обильные аллитерации, рваный синтаксис, неологизмы (вновь, как в эпоху «Стихов Нелли», используя опыт футуризма); Владислав Ходасевич, в целом критически настроенный к Брюсову, не без сочувствия оценивает этот период как попытку через «сознательную какофонию» обрести «звуки новые». Манеру позднего Брюсова детально исследовавший её М. Л. Гаспаров назвал «академический авангардизм». В некоторых текстах проявляются ноты разочарования своей прошлой и настоящей жизнью, даже самой революцией (особенно характерно стихотворение «Дом видений»).

9 октября 1924 года Брюсов скончался в своей московской квартире от крупозного воспаления лёгких (вероятно, приблизило смерть и давнее пристрастие Брюсова к наркотикам — сперва к морфию, а затем, после революции, и к героину). Поэт был похоронен на столичном Новодевичьем кладбище.





В искусстве важен искус строгий. 00:00